понедельник, 8 июля 2013 г.

Горе-эксперты и реальные сроки

Что-то странное происходит с отечественным правосудием: все чаще решения принимаются на основании каких-то домыслов, слухов и частных мнений. Пришел дядя с улицы в суд, поделился с судьей своими соображениями – и вот уже стучит молоточек, и кого-то отправляют в тюрьму. Чудеса! Но тут я, конечно, немножко утрируют, потому что этих дядь с улицы называют солидным словом «эксперты».
Берем словарь. Читаем: «Эксперт – специалист, сведущее лицо, дающий заключение при рассмотрении какого-нибудь вопроса». То есть, полагаю я, если мы ведем спор о падении курса рубля, просим высказать свое авторитетное мнение не сварщика, не бабку со скамейки у подъезда, а человека с дипломом экономиста. Хотя бы с дипломом: желательно, чтобы он еще и много лет отработал по специальности, был в теме, был не простым теоретиком, а практиком.

Вроде как с этим ясно. И никому не придет в голову советоваться по вопросам строительства с ученым-филологом, а по проблемам классической литературы с разнорабочим-таджиком. Но почему, вот объясните мне, когда речь идет о таком глобальном явлении как религия, этот закон не работает? Я удивляюсь: специалистами по вопросам веры и сект вдруг стали люди, которые еще тридцать лет назад ратовали за КПСС и дежурили на церковных службах: переписывали в книжечку прихожан из числа партийных. Ведь было такое? Было! И вот эти люди «переобулись» и с тем же пылом и пеной у рта борются с тем, что им кажется сектами.
Не буду ходить далеко за примерами. Вспомним хотя бы нашумевшее уголовное дело по новосибирской «Ашрам Шамбале». Про это отписались почти все газеты, все, кому не лень, осудили и секту, и Константина Руднева, которого записали в ее основатели, и всех ему сочувствующих. Что самое интересное, ни с Рудневым, ни с его окружением, как выясняется при ближайшем рассмотрении, из борцов сталкивались единицы. Короче, все как всегда: я Пастернака не читал, но осуждаю…
И ладно бы если в таком были замечены люди сторонние, никак на судьбу Руднева и его друзей не влияющие. Но ведь на слухах, домыслах, предположениях и личном отношении основаны экспертизы, которые фигурировали в деле и которые теперь предъявляются общественности.  
К священнослужителям я отношусь с огромным уважением. В первую очередь, к тем, которые занимаются пастырским служением, а не политикой и многолетней совместной работой с различными бизнес и силовыми структурами. Но ведь одной веры и причастности к церкви явно мало для того, чтобы делать религиоведческие выводы. Потому что религиоведение – это не вера, а наука. Со своими строгими методами, логикой, фактами.
В деле Руднева было так: экспертизу провели биолог Нечунаев и священник Овчинников. У последнего за плечами, судя по интернет-данным, средняя школа и духовная семинария. Такой вот научно-исследовательский опыт.
Какими уж методами делалась экспертиза, никто не понял. «Эксперты» не объяснили. Но только беседы Руднева с людьми, которые приходили к нему домой посоветоваться, поговорить, обсудить свои проблемы, а иногда и пожить – да, ему было не жалко комнат в своем большом доме – были названы семинарами. А призывы Руднева к любви – подозрительным и опасным психологическим давлением, контролем и много чем еще.
И вот что интересно: в материалах уголовного дела были показания 150 свидетелей, которые отзывались о Руднева положительно и благодарили его за помощь и данные советы. А на скамье пострадавших сидело несколько родителей, недовольных общением своих детей с Рудневым. Сами-то дети, люди взрослые и самостоятельные, были вполне довольны и к Рудневу претензий не имели.
Но нет: на положительные показания, которых больше сотни, ни Нечунаев, ни Овчинников не обратили ни малейшего внимания. Все подверстали и расшифровали, как нужно.
И вот что самое смешное: не бывает секты без учения. А его-то как раз эксперты, как ни старались, не обнаружили. Пришлось кивать на эклектичность, цепляться к словам, рассуждать про йогу. И даже слово «любовь» трактовать в каких-то иных значениях: мол, Руднев призывал относиться к людям с любовью. Не иначе как куда-то вербовал. Значит ли это, что сами эксперты ни к кому с любовью не относятся, потому и не знают, что означает это слово?
А у человека стороннего и непредвзятого складывается простое впечатление: был такой необычный человек, Константин Руднев. Интересовался различными духовными практиками, на свою беду был человеком умным, а потому для многих авторитетным. Чем и разнервировал отдельных сектоборцев, к которым за советами и сочувствием никто не ходит – по причине отсутствия той самой любви.


Комментариев нет:

Отправить комментарий