понедельник, 8 июля 2013 г.

Горе-эксперты и реальные сроки

Что-то странное происходит с отечественным правосудием: все чаще решения принимаются на основании каких-то домыслов, слухов и частных мнений. Пришел дядя с улицы в суд, поделился с судьей своими соображениями – и вот уже стучит молоточек, и кого-то отправляют в тюрьму. Чудеса! Но тут я, конечно, немножко утрируют, потому что этих дядь с улицы называют солидным словом «эксперты».
Берем словарь. Читаем: «Эксперт – специалист, сведущее лицо, дающий заключение при рассмотрении какого-нибудь вопроса». То есть, полагаю я, если мы ведем спор о падении курса рубля, просим высказать свое авторитетное мнение не сварщика, не бабку со скамейки у подъезда, а человека с дипломом экономиста. Хотя бы с дипломом: желательно, чтобы он еще и много лет отработал по специальности, был в теме, был не простым теоретиком, а практиком.

Вроде как с этим ясно. И никому не придет в голову советоваться по вопросам строительства с ученым-филологом, а по проблемам классической литературы с разнорабочим-таджиком. Но почему, вот объясните мне, когда речь идет о таком глобальном явлении как религия, этот закон не работает? Я удивляюсь: специалистами по вопросам веры и сект вдруг стали люди, которые еще тридцать лет назад ратовали за КПСС и дежурили на церковных службах: переписывали в книжечку прихожан из числа партийных. Ведь было такое? Было! И вот эти люди «переобулись» и с тем же пылом и пеной у рта борются с тем, что им кажется сектами.
Не буду ходить далеко за примерами. Вспомним хотя бы нашумевшее уголовное дело по новосибирской «Ашрам Шамбале». Про это отписались почти все газеты, все, кому не лень, осудили и секту, и Константина Руднева, которого записали в ее основатели, и всех ему сочувствующих. Что самое интересное, ни с Рудневым, ни с его окружением, как выясняется при ближайшем рассмотрении, из борцов сталкивались единицы. Короче, все как всегда: я Пастернака не читал, но осуждаю…
И ладно бы если в таком были замечены люди сторонние, никак на судьбу Руднева и его друзей не влияющие. Но ведь на слухах, домыслах, предположениях и личном отношении основаны экспертизы, которые фигурировали в деле и которые теперь предъявляются общественности.  
К священнослужителям я отношусь с огромным уважением. В первую очередь, к тем, которые занимаются пастырским служением, а не политикой и многолетней совместной работой с различными бизнес и силовыми структурами. Но ведь одной веры и причастности к церкви явно мало для того, чтобы делать религиоведческие выводы. Потому что религиоведение – это не вера, а наука. Со своими строгими методами, логикой, фактами.
В деле Руднева было так: экспертизу провели биолог Нечунаев и священник Овчинников. У последнего за плечами, судя по интернет-данным, средняя школа и духовная семинария. Такой вот научно-исследовательский опыт.
Какими уж методами делалась экспертиза, никто не понял. «Эксперты» не объяснили. Но только беседы Руднева с людьми, которые приходили к нему домой посоветоваться, поговорить, обсудить свои проблемы, а иногда и пожить – да, ему было не жалко комнат в своем большом доме – были названы семинарами. А призывы Руднева к любви – подозрительным и опасным психологическим давлением, контролем и много чем еще.
И вот что интересно: в материалах уголовного дела были показания 150 свидетелей, которые отзывались о Руднева положительно и благодарили его за помощь и данные советы. А на скамье пострадавших сидело несколько родителей, недовольных общением своих детей с Рудневым. Сами-то дети, люди взрослые и самостоятельные, были вполне довольны и к Рудневу претензий не имели.
Но нет: на положительные показания, которых больше сотни, ни Нечунаев, ни Овчинников не обратили ни малейшего внимания. Все подверстали и расшифровали, как нужно.
И вот что самое смешное: не бывает секты без учения. А его-то как раз эксперты, как ни старались, не обнаружили. Пришлось кивать на эклектичность, цепляться к словам, рассуждать про йогу. И даже слово «любовь» трактовать в каких-то иных значениях: мол, Руднев призывал относиться к людям с любовью. Не иначе как куда-то вербовал. Значит ли это, что сами эксперты ни к кому с любовью не относятся, потому и не знают, что означает это слово?
А у человека стороннего и непредвзятого складывается простое впечатление: был такой необычный человек, Константин Руднев. Интересовался различными духовными практиками, на свою беду был человеком умным, а потому для многих авторитетным. Чем и разнервировал отдельных сектоборцев, к которым за советами и сочувствием никто не ходит – по причине отсутствия той самой любви.


суббота, 29 июня 2013 г.

Президент учредил звание заслуженного следователя России


Президент РФ Владимир Путин подписал указ о введении в стране звания заслуженного сотрудника следственных органов. Звание, в частности, присваивается за личные заслуги в области обеспечения защиты прав и свобод человека, достижения в борьбе с преступностью и коррупцией, а также в разработке и осуществлении мер по реализации государственной политики в сфере исполнения законодательства Российской Федерации об уголовном судопроизводстве.
Необходимым условием получения звания заслуженного следователя является работа в следственных органах в течение как минимум 20 лет и ведомственные награды от федеральных или региональных властей.

Сектофобия крепчает

Рассказывают интересные байки: будто то ли в Саратовской, то ли в Самарской области журналистам дали указание хором писать о мормонах – как они проникают на военные объекты, собирают всякую важную информацию, а заодно смущают людей. И на подмогу прислали даже каких-то сектоведов, которые компетентно объяснили, какая это все страшная, вредоносная вещь.
Самое смешное выяснилось потом. Оказалось, весь сыр-бор поднялся из-за пары англичан, которые занимаются популяризацией английской культуры и хотели всего-навсего вести кружок английского языка. Выяснилось в конце концов, что никакими мормонами они не являются. А на ребят к тому времени уже спустили всех собак.

Легко поверю, что это был Саратов. Потому что именно там случилось уже несколько скандалов с участием чересчур ретивых сектоведов. Один из скандалов учинил местный борец с сектами Кузьмин: в один прекрасный день он ни с того ни с сего объявил войну местным протестантам. Ему не понравилась запланированная протестантской церковью «Слово жизни» социальная акция, и началось… Протестантов замучили проверками, посыпались статьи в газетах, дошло до того, что на улицах людям начали раздавать мрачные листовки с рассказами об ужасах протестантства. Церковью протестантов Кузьмин, разумеется, не считал. Раздавал комментарии в местных СМИ: объяснял, что это опасная, тоталитарная секта. Доказательства приводил странные: например, указывал, что в «Слове жизни» слишком эмоциональные богослужения, а это подозрительно. А прихожане церкви почему-то делают пожертвования – и это показалось Кузьмину странным.
В результате осаживать зарвавшегося сектоведа пришлось местным чиновникам и представителям епархии – слишком уж далеко зашел человек в своих речах.
А как вам история, случившаяся в Туле? Там сектоведу Булавину не понравилась дружба местных католиков и протестантов. Вопиющий случай! Протестанты за неимением собственного помещения служили иногда в тульском костеле. И – о ужас! – планировали вместе побывать в молодежном лагере. А еще, не спросив разрешения Булавина, молились об объединении всех христиан.
И сердце сектоведа не выдержало такого кошмара. Настоятелю костела порекомендовали больше не пускать протестантов в помещение. А самим протестантам пришло злобное письмо от Булавина. Так рухнул и без того шаткий межконфессиональный мир в тихой Туле. И все, поговаривают, из-за того, что число верующих уменьшается, и начинается настоящая битва за каждую единицу паствы.
Странную войну ведут сектоведы и в Сибири. Там сначала с помощью правоохранителей закрыли организацию «Преображение России», занимавшуюся реабилитацией алкоголиков и наркоманов. Дело кончилось не просто судом – реальными сроками. И напрасно осужденные руководители организации напоминали, что когда-то начали свою работу бок о бок с местной епархией, и те, кто объявил им войну, еще пару лет назад рассыпались в восторженных дифирамбах. «Преображенцев» отправили за решетку.
Но даже эта история меркнет по сравнению с тем, что случилось в Новосибирске. Там неутомимые сектоборцы ополчились на одного единственного человека – на Константина Руднева, занимавшегося восточными духовными практиками и мечтавшего о создании ашрама, то есть приюта отшельника - как в Индии.
Похоже, те, кто ополчились на Руднева, не понимали, что значит ашрам, и с историей буддизма были не знакомы. Потому что на свет божий невесть откуда выплыло словосочетание «Ашрам Шамбала». Звучит как название кино – его намертво приклеили к Рудневу.
Сектоборцы старались, как могли. В юридической практике случился уникальный прецедент: религиоведческую экспертизу провел человек, по образованию являющийся биологом. И одних его соображений хватило, чтобы раздуть на пустом месте целое громкое дело.
Нет, никто и не спорит, что секты – вещь опасная. Но почему сектоборцы объявляют войну не им, а традиционным религиозным конфессиям – католицизму, протестантизму, буддизму? Это от невежественности, или у нас на глазах идет банальная борьба за прихожан?


понедельник, 24 июня 2013 г.

Под суд пойдет полицейский, насмерть забивший арестованного

Передано в суд уголовное дело против старшего сержанта ОВД «Алексеевский» Сергея Ряпина. Он обвиняется в превышении служебных полномочий и причинении тяжкого вреда здоровью, приведшего к гибели человека.

По подозрению в совершении административного преступления полицейские задержали инженера Павла Черникова и привезли в ОВД «Алексеевский», а там зверски избили. Ночью в вызвали жену и предложили ей забрать его домой. Поскольку ходить инженер уже не мог, была вызвана скорая, а через четыре дня Черников умер в реанимации. Врачи определили тяжелую черепно-мозговую травму с большой кровопотерей.
Полтора года дело практически никак не расследовалось, и лишь наделавшее много шума обращение правозащитников к Бастрыкину и Чайке сподвигло следователей взяться за дело.
Правозащитники составили список из 16 совершенных полицейскими преступлений, которые, по их мнению, нуждались в контроле со стороны главы СКР. Пока до суда дошли только два: дело Вячеслава Мерехи из Ставрополья и Александра Незбудеева из Волгоградской области. По делу изнасилованного в полиции черенком от лопаты Мерехи четверо полицейских получили от трех до шести лет заключения. Дело Незбудеева было возбуждено лишь спустя пять лет после его гибели и только недавно передано в суд. Его задержали двое участковых для допроса, а спустя несколько часов уже обнаружили его тело. По заключению врачей, он умер от асфиксии рвотными массами (в заднем отсеке «УАЗа» он находился еще с тремя задержанными). А полицейские утверждали, что он выпрыгнул из их машины.


воскресенье, 16 июня 2013 г.

Кинолог нес в колонию 142 дозы героина

Кинолог исправительной колонии №7 (Гвардейск) Калининградской области задержан 13 июня по подозрению в попытке сбыта заключенным крупной партии героина. При личном досмотре у него были обнаружены и изъяты 142 пакетика с героином.

Возбуждено уголовное дело, следствие устанавливает обстоятельства приобретения и хранения наркотиков.