суббота, 27 апреля 2013 г.

Заказ по указу


Заказные уголовные дела стали настоящим бичом современной России, изрядно подпортив ее имидж в мировом сообществе. Какое там «Dura lex, sed lex»? Хотя, крылатый латинизм к нашей судебной практике отчасти применим. Закон, конечно, суров. Но суров строго избирательно. Когда дело касается, скажем, сына министра обороны, сбивающего людей на пешеходном переходе, или кортежа главы Верховного суда, несущегося по «встречке», закон отворачивается на перекур. Но если вдруг интересы чиновничьей касты каким-то образом задел рядовой российский гражданин – будьте покойны: получит по всей строгости.


Заказные уголовные дела стали отличительной чертой современной эпохи. Точнее ее краеугольным камнем, надеждой и опорой.  Первой ласточкой стал разгром  НТВ. В январе 2000-го в Бутырскую тюрьму был посажен глава «Медиамоста» Владимир Гусинский. В так называемый протоколе № 6 открыто говорилось: как только арестованный отдает компанию, все уголовные разборки прекращаются. Надо сказать, проходило это действо абсолютно беззастенчиво. Разумеется, широкой общественности ситуация была представлена  как «конфликт инвесторов». Сейчас даже весьма далекие от политики люди понимают, что это был передел медиапространства и расправа с неугодным персонами.

Другим резонансным делом «нулевых» стал суд над владельцами нефтяной компании ЮКОС Михаилом Ходарсковским и Платоном Лебедевым. Схема та же. Фактический «заказ» ушедшего в оппозицию Ходорковского - и официальная версия преследования, озвученная народным массам. К этому времени «фирменный стиль» власти уже окончательно сформировался: развязать конфликт - и от драки дистанцироваться.

Теперь о дне сегодняшнем. Пунктом № 3 в списке самых громких заказных дел идет российский оппозиционер и борец с коррупцией Алексей Навальный. И, хотя суд над ним еще только начался, исход процесса и обвинительный приговор сомнения уже практически ни у кого не вызывают. И опять все по схеме: официальная причина – финансовые махинации с лесом, плюс еще четыре эпизода. Причем истинные мотивы преследования Навального российская власть скрыть даже не пытаются. Если в деле «Юкоса»  внешнюю благопристойность еще хоть как-то пытались соблюсти – в частности, подбирали доказательную базу – то уголовные дела в отношении Навального состряпаны нарочито грубо. Да какие там дела, если официальный представитель СКР Маркин, не стесняясь, заявляет на камеру: оппозиционер дразнил власть – за это и поплатился.

Алексея Навального сегодня судят за то же, за что оказался в тюрьме Михаил Ходорковский: за попытку открыть людям глаза на происходящее. За желание выдернуть общество из атмосферы воровской  безысходности. За стремление к социальной справедливости и равенству перед законом.

Уроки заказных дел для российской  общественности даром не проходят, и этот фактор не учитывать тоже нельзя.  Если в адрес Ходорковского часть населения еще бросалась фразами из разряда «вор должен сидеть в тюрьме», в адрес Навального таких обвинений уже не слышно… Зато слышно другое: западный наймит, отрабатывающий  деньги своих вашингтонских кураторов. Однако это - риторика силовиков и карманных СМИ. Реальные контуры проблемы в общественном сознании стали очень отчетливыми: режим всеми силами пытается удержаться, поэтому за решеткой окажется любой, пытающийся его раскачать.

Комментариев нет:

Отправить комментарий